Размер текста:+ Больше- Меньше× Сбросить Цвет:Черный Белый Обычная версия Версия для слабовидящих

Якоря Александра Гилева

В канун Дня работника культуры мы побеседовали с заслуженным артистом России, художественным руководителем и дирижером Камчатского камерного оркестра им. Г. Аввакумова, директором концертно-филармонического объединения и… просто культурным человеком. 
К тому же поводов для встречи с Александром ГИЛЁВЫМ было предостаточно — день рождения маэстро и стартовавший на днях краевой фестиваль «Камчатская весна». 

— Александр Николаевич, много лет вы являетесь художественным руководителем Камчатского камерного оркестра. А с прошлого года еще и возглавляете филармонию. Справляетесь? 

— Справляюсь, хоть и безумно тяжело. И та и другая деятельность отнимает колоссальное количество времени и сил. Но, слава Богу, возраст и здоровье пока позволяют работать. При назначении директором филармонии у меня было определенное условие — не оставлять камерный оркестр. Но не потому, что его некому передать, а потому что если я хотя бы день не играю на скрипке, то плохо себя чувствую. 

И классика, и эстрада 

— В самом разгаре «Камчатская весна». Это первый фестиваль, в котором вы выступаете как организатор? 

— Да, но к прошлым «веснам» я тоже имел отношение, по крайней мере как участник. В каком виде проходит фестиваль этого года? Об этом судят наши афиши: Камерный оркестр им. Георгия Аввакумова, Камчатская хоровая капелла под неизменным руководством Евгения Морозова, квартет народных инструментов «Камчатка» и, конечно, гости полуострова. 

— По каким критериям вы отбирали артистов для фестиваля? 

— Должна быть востребованность в артисте и его программе. Не первый раз к нам приезжает солист Большого театра Игорь Матюхин. Что касается отца и сына Андриановых (альт, виолончель), то перед их приездом была проведена планомерная работа: обговаривалась программа, согласовывался график. После Камчатки Бориса Андрианова ждал большой тур: Москва, Брюссель, Голландия, Германия… У Анатолия — свои репетиции и выступления, он является артистом Королевского симфонического оркестра в г. Севилья. 

Привозить новое лицо — это риск для организаторов, но популяризировать только раскрученные бренды и исполнителей — тоже неправильно. У нас есть разнообразие, которое должно присутствовать в палитре концертов фестиваля: звучит не только классика, но и эстрада. 

Есть кому, но негде… 

— Как считаете, нужна ли сегодня вообще филармония, учитывая наличие альтернативных организаций, занимающихся концертной жизнью Камчатки? Не тесно работать? 

— А чем частные фирмы наполняют концерты? К примеру, Дальневосточная музыкальная корпорация не везет сюда классику, у нее свое, эстрадное направление. Другие коллеги по цеху делают то же самое. Но общая проблема — в другом. Я хочу сказать, что, несмотря на наше небольшое территориальное пространство, теснота заключается только в одном — в концертных площадках. Вот с ними на Камчатке серьезная проблема. На недавней встрече с губернатором я особо подчеркнул, что Петропавловск — единственный краевой центр, который не имеет своего концертного зала. Ведь роллердром не расценивается как таковой, у него другое предназначение. Из площадок остается ДК «Пограничник», но он является ведомственным залом, и рассчитывать на него при каждом случае мы не можем. ДОРА закрывается на ремонт, ДОФ и ДК рыбаков не работают. Зал Колледжа искусств принадлежит учебному заведению и, в первую очередь, служит для решения учебных задач. 

— С Камчатским камерным оркестром вы неоднократно гастролировали по миру и знаете, каким должен быть настоящий концертный зал… 

— Если рассматривать зал в контексте нашего краевого центра — им должен быть концертный комплекс, состоящий из двух, а еще лучше — из трех залов. Один зал был бы выставочным, второй служил бы для проведения концертов камерной инструментальной классической музыки. Третий зал, вместимостью 600–700 мест, был бы для проведения выступления симфонических коллективов и эстрадных артистов. 

Кстати, в 1986 году уже была подготовлена проектно-строительная документация концертного зала на тысячу мест. Он должен был быть построен как раз в том месте, где сегодня стоит «золотистый шпиль» — в центре города, напротив ГУМа. Но новые времена обозначили новые приоритеты… 

Искусство требует жертв 

— При прежнем руководстве края усиленно развивался спорт, может быть, сейчас больше внимания будет уделено культуре? 

— Сказать, что с новым руководством в культуру сразу хлынут деньги, нельзя. На недавней встрече губернатора с творческими лидерами были обрисованы насущные проблемы. При прошлом губернаторе подобные встречи не проводились. И то, что новое правительство начало свою деятельность с обстоятельного разговора, обнадеживает. Один из вопросов касался нехватки молодых специалистов. Кстати, даже в советское время попасть на Камчатку было большой проблемой. На работу приглашали только профессионалов. Но по количеству специалистов Петропавловск лидировал среди прочих городов. Была отстроена система образования и трудоустройства молодежи. 

— А что сегодня происходит с камчатской молодежью, которая хочет продолжать профессионально заниматься музыкой?.. 

— После Колледжа искусств молодежь оканчивает иногородние вузы, и… никто не возвращается. Первая причина — выпускники ищут самостоятельности и не хотят жить с родителями. А зарплата у нас ничем не отличается от материковской. Есть ли смысл менять на Камчатку город, из которого можно доехать до Москвы за несколько часов? Я не хочу сказать, что мы здесь настолько удалены, что варимся в собственном соку. Но сделать регион привлекательным — наша обязанность. Должны предоставляться жилье, работа, достойная зарплата и возможность гастролей — неотъемлемая составляющая любого творческого коллектива. 

Если рассматривать филармоническую деятельность, то наша организация не создана для того, чтобы зарабатывать большие деньги. Ни один хор, симфонический или камерный оркестр не находятся на самоокупаемости. За рубежом существуют фонды, частные лица, которые вкладывают в концертные залы или конкретные коллективы деньги. А у нас даже нет закона о меценатстве. В 90-е годы, когда по всей Камчатке проходили веерные отключения электроэнергии, несмотря на все сложности, Владимир Бирюков находил ресурсы на то, чтобы коллективы выезжали в зарубежные поездки. Было это не для галочки, а для того, чтобы сохранить наше искусство и позиционировать Камчатку. 

— У вас возникало желание уехать с Камчатки? 

— Не скрою, мне до сих пор поступают предложения работы в других городах. Могу собраться и уехать. Но с одной стороны, меня останавливает здравый смысл, а с другой — мои якоря. Якоря — это, прежде всего, Камчатка, я безгранично люблю эту землю. Здесь живут немножко другие люди, мы не настолько заняты материальным обогащением, для нас все еще важны дружеские, творческие, родственные отношения. Все мы давно обросли разными не условностями, а именно якорями. Можно смотреть в окно и ужасаться убожеству нашего города. Но зачем рассматривать Петропавловск как архитектурный шедевр? Даже при всем желании не получится. «Он далеко, но город-то нашенский» — так про Владивосток сказал Ленин, а я говорю про Петропавловск. 

ДОСЬЕ 

Александр Гилёв родился 16 марта 1963 года в п. Усть-Камчатск Камчатской области. Окончил музыкальный факультет Дальневосточного педагогического института искусств (г. Владивосток). С 1999 г. — художественный руководитель Камчатского камерного оркестра. Заслуженный артист России (2001). С декабря 2010 г. — директор Камчатской филармонии. 

Анастасия ДУДЫШЕВА 

Источникhttp://kamchatka.aif.ru/issues/1585/4