Размер текста:+ Больше- Меньше× Сбросить Цвет:Черный Белый Обычная версия Версия для слабовидящих

Эта музыка будет вечной. Как металлист стал дирижёром хоровой капеллы?

Эта музыка будет вечной. Как металлист стал дирижёром хоровой капеллы?

Плейлист дирижёра капеллы включает в себя донельзя разную музыку.

«С коллективом сразу друг друга поняли».
«С коллективом сразу друг друга поняли». © / Из личного архива

Случайно пойманные или давно любимые радиостанции, молниеносное такси или переполненный рейсовый автобус, шумная улица или до дыр затёртый карманный плеер – музыка на любой вкус сопровождает нас повсюду. Но для некоторых людей она не просто создаёт приятный фон мыслям и делам, а является постоянной и беспрекословной частью жизни.

- Это невероятно смешная история, меня ведь даже не собирались отдавать в музыкальную школу, – вспоминает о начале своего творческого пути художественный руководитель и дирижёр Камчатской хоровой капеллы имени Евгения Морозова Василий Князев. – Сначала мой старший брат прозанимался там всего полгода, а потом предпочёл волейбольную секцию, поэтому со мной подобных попыток делать уже не хотели. Я учился в третьем классе, когда увидел отчётный концерт музыкальной школы и понял, что мне срочно нужно туда попасть. Проревел дома две ночи, но своего добился. Начал учиться.

Екатерина Довгалева, kamchatka.aif.ru: И ни разу не хотели бросить?

Василий Князев: Нет, никогда. Нормальные дети обычно бегают и в футбол играют, а мне ничего не было нужно кроме рояля. Сажусь, открываю ноты и полностью погружаюсь в процесс. В такие моменты мне казалось, что ничего интереснее на всём белом свете нет и быть не может.

Не случайный путь

- Василий Юрьевич, вы уже тогда поняли, что хотите работать в музыкальной сфере?

- Когда я окончил девять классов, и пришло время выбирать дальнейшее место обучения, моя семья посчитала, что музыкант – это слишком неденежная профессия для мужчины и отправили меня учиться на электрика. Особо не сопротивлялся, потому что всерьёз рассматривал этот вариант. Я хорошо знал физику, а как-то во время летних каникул даже подрабатывал на заводе, поэтому знал, что представляет профессия.

Рос я в Кировской области, вот и поступать поехал в Киров. И тут свою роль сыграл его величество случай. Я плохо ориентировался в городе, мне только объяснили, что я смогу добраться до нужного учебного заведения, если сяду на «тройку» и проеду пять остановок. При этом забыли упомянуть, что ехать нужно именно на троллейбусе. Вот я, не задумываясь и не сомневаясь, зашёл вместо троллейбуса в автобус № 3. А он привёз меня прямо к Кировскому колледжу музыкального искусства. Тогда я понял, что это судьба. Музыкальную школу я окончил параллельно с общеобразовательной, и программа для поступления у меня фактически была готова. Прослушав меня, педагоги посоветовали выбрать специальность «Хоровое дирижирование». До этого времени я никогда не задумывался именно об этой профессии, но учиться понравилось. После продолжил заниматься любимым делом уже в Московской консерватории. И ни разу не разочаровался в таком, казалось бы, случайном пути.

 
Дирижёр«Музыка, в которой заложена идея, будет вечной».

«Музыка, в которой заложена идея, будет вечной». Фото: Из личного архива

- Как же формировался ваш музыкальный вкус? Мало кто в подростковом возрасте слушает исключительно классику…

- В школьные годы я обожал, да и сейчас продолжаю любить металл. Носил широкую цепь на брюках, рвался к электрогитаре, в общем, всё, как полагается. Кстати, музыкальную школу я окончил и как гитарист, и как пианист. Но, если честно, по-настоящему играть на гитаре я так и не научился. Этот инструмент был интересен мне только в качестве аккомпанемента. Мы собирались с такими же ребятами-металлюгами, играли разные музыкальные темы и пели – прямо орали как ненормальные. Всё потому что лидер рок-группы «Ария» Кипелов поёт высоко, и нам, конечно, нужно было так же.

 

Уже в училище мне объяснили, что не громкость определяет качество. Хочу отметить, что абсолютно все педагоги, у которых я когда-либо занимался – это потрясающие люди и мастера. В этом мне очень повезло.

А все песни «Арии» я до сих пор знаю наизусть. Кипелов, Маврин – мне кажется, они хорошо поют и здорово делают свою работу. Эти исполнители думают над аранжировками, подают захватывающую музыку, которая близка мне. Ещё всегда нравились «Битлз», считаю, что у Джона Леннона самая искренняя музыка.

Однако даже когда я был подростком и заслушивался роком, мне как будто всё время чего-то не хватало. Искомое я находил в классической музыке. С самого первого в жизни прослушивания композиции Моцарта «Реквием», я почувствовал, насколько великое искусство недостижимо. И эта эмоция не способна иссякнуть.

Без «нафталина»

- Сегодня вы часто слушаете какие-то композиции в повседневной жизни, не касающейся работы?

- Слушаю постоянно, но даже не могу выделить что-то определённое. Дело в том, что когда учишься понимать искусство, обычный потребительский интерес в какой-то момент пропадает. Ты начинаешь копаться в композициях, выискивать новые находки и уделять внимание технической стороне. Конечно, я слушаю много хоровой музыки, потому что ухо имеет свойство «замыливаться», особенно когда долго работаешь с одним коллективом. Но мой плейлист включает в себя донельзя разную музыку, сразу после композиции Пуччини может заиграть группа «Би-2», а потом Иоганеса Брамса, немецкого композитора периода романтизма, может сменить Майкл Джексон. И с этим я живу в режиме нон-стоп, наушники всегда со мной.

«Моя задача в том, чтобы развить голос и способности каждого и добиться уникального саунда».

«Моя задача в том, чтобы развить голос и способности каждого и добиться уникального саунда». Фото: Из личного архива

- На своей странице «ВКонтакте» вы написали, что ваша любимая музыка – это «та, что не нафталин». Что в таком случае является «нафталином»?

- Музыка, у которой нет будущего. И та, в которой мало идеи. Важно понимать, что качественное произведение может и должно быть оригинальным. Да, совсем не факт, что оно будет нравиться абсолютно всем, но интересная гармония всегда будет поднимать композицию над примитивом. При этом совсем не важно, говорим мы о произведении Иоганна Себастьяна Баха или новой песне Адама Левина. Я убеждён в том, что музыка, в которой заложена идея, будет вечной.

Поняли друг друга

- Василий Юрьевич, как началась ваша работа в Камчатской хоровой капелле?

- Я работал в Детском музыкальном театре имени Наталии Сац в Москве. До 2017 года я никогда не бывал на Камчатке, но ещё во время учёбы в консерватории подружился с Алексеем Бобельнюком, сейчас он известный местный пианист. В общежитии наши комнаты были рядом. Именно Лёша позвонил мне, сообщил о том, что здесь случилась серьёзная беда: не стало замечательного и уникальнейшего человека, создателя и руководителя Камчатской капеллы Евгения Ивановича Морозова. Я не был знаком с ним лично, но уровень и мастерство старой гвардии хоровиков не нуждается в разъяснении.

Когда я вступил на должность, мы с коллективом сразу друг друга поняли, работа началась с первого дня. Не знаю, почему так случилось, просто делал то, что считал нужным, чему всегда учился. Думаю, важно, что я не стал ничего кардинально менять, мастерски созданное Евгением Ивановичем. Заняв это место, я не могу позволить себе безответственно или неуважительно относиться к труду и традициям, это немыслимо.

- Как вы думаете, стать музыкантом без соответствующего образования возможно?

 

- В этой профессии невозможно ничего достигнуть без труда, только старание даёт плоды. Скажем, камчатский музыкант Иван Рак пришёл в колледж искусств, когда ему было уже около двадцати лет. Музыкальной школы за спиной у него не было, но его приняли из-за мощного голоса. Он поступил вместе с 15-16-летними ребятами, которые, в отличие от него, уже умели и музыку с листа читать, и на фортепиано играть. И только благодаря большому желанию, труду и помощи педагогов Иван научился всему, чему должен был на тот момент, а потом поступил в хоровую академию в Москве. Упорство и несгибаемость поможет стать хорошим музыкантом. Учиться придётся в любом случае, если не в профессиональном заведении, то изрядно посвящать время и силы самообразованию.

- Камчатская хоровая капелла 31 октября отправляется на гастроли в Санкт-Петербург и Москву. Вы, наверное, сейчас все силы репетициям отдаёте?

- Работаем мы всегда, как мне кажется, самоотверженно и продуктивно, что не может не радовать. Иногда я понимаю, что могу в чём-то перегибать палку. Но я максимально стремлюсь и делаю всё возможное для того, чтобы донести до каждого нашего исполнителя, в чём именно он может, например, ошибаться. Дело в том, что в хоре, когда стоишь среди других людей, услышать себя так, как нужно, бывает сложно. А моя задача в том, чтобы развить голос и способности каждого и добиться уникального саунда. И когда благодаря долгой и сложной работе, исполнитель осознаёт, что именно требуется, он делает всё, как нужно, и я замечаю, как у него меняется взгляд. В такие моменты я понимаю, что всё не зря.

 

Досье

Василий КНЯЗЕВ родился 15 марта 1989 года в Кировской области. Выпускник Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского. Трижды лауреат Всероссийского конкурса дирижёров. С апреля 2017 года художественный руководитель и дирижёр Камчатской хоровой капеллы, преподаватель в Камчатском колледже искусств.

 

www.kamchatka.aif.ru/culture/person/eta_muzyka_budet_vechnoy_kak_metallist_stal_dirizhyorom_horovoy_kapelly